Продолжая пользоваться настоящим веб-сайтом, вы выражаете свое согласие на обработку ваших персональных данных с использованием сервисов Google Analytics и Яндекс.Метрика. В случае несогласия с указанными условиями вы должны воздержаться от дальнейшего пользования настоящим веб-сайтом.

Андрей Шаронов

Президент Московской школы управления СКОЛКОВО

Андрей Шаронов об эмпатии и законе Ома, бессмертии, оптимизме и хорошем образовании

1
Люди и должности
Когда я почти 11 лет проработал в Минэкономразвития и торговли и решил уходить, честно говоря, было очень интересно и страшно. Я сросся с должностью: первый заместитель министра, статс-секретарь, в общем, довольно известный человек. Мне к тому времени было 43 года, и я ни дня не работал в частном секторе, в бизнесе.

Я ушёл к Рубену Варданяну в компанию «Тройка Диалог», до этого мы год с Рубеном разговаривали. И когда я наконец решился, то сделал много открытий, в том числе и неприятных. Вдруг выяснилось, что часть людей, которая со мной охотно общалась, либо стала общаться менее охотно, либо перестала общаться совсем. Меня сначала это очень задело: как это так, я же не поменялся, может быть даже лучше стал, умнее, потому что теперь изучаю матчасть в финансовой сфере, и то помню, и это приращиваю к себе... А потом я немножко успокоился и понял: а кто я такой, чтобы меня любить и уважать всё время? В итоге со мной продолжили общаться люди, которым я был интересен как Андрей Шаронов, а не как замминистра.
Очень часто карьера — это ложная цель, и получая звёздочку на погон или табличку на дверь, вы на самом деле не получаете содержания.
Звёздочку на погон или табличку на дверь
Нужно понимать, что должности и позиции к нам приходят и уходят, нам их дают извне. А вот то, что у нас внутри, наша персональная состоятельность, наша личность, всегда остаётся с нами, и это наша главная ценность. Она-то и порождает будущие должности и позиции, а не наоборот.

Очень часто карьера — это ложная цель, и получая звёздочку на погон или табличку на дверь, вы на самом деле не получаете содержания. Какое-то время мысль о том, что вы достигли этой должности, вас греет, а потом вы понимаете, что за этим ничего нет, ваша работа стала менее интересной, вы общаетесь с менее приятными людьми, уровень творчества стал совсем маленький и вообще вы не принадлежите себе.

Если появляется ощущение, что занимаешься важным делом, компетенции приходят. Ты попадаешь на учёбу, встречаешь нужных людей. Такое совсем не происходит, если думаешь о карьере. Компетенции — это набор способностей, а способ их получить — образование. Но есть образование, которое не даёт никаких компетенций, имитирует этот процесс. Поэтому хорошее образование чрезвычайно важная штука.
project-image
Для чего нужно образование
Довольно давно я живу по принципу «никогда не говори никогда». В этом смысле я, с одной стороны, не оцениваю, сейчас у меня конец карьеры, венец карьеры или середина карьеры. С другой, стараюсь жить так, чтобы не превращать какой-то момент в промежуточную остановку, с которой стремлюсь прыгнуть выше.
В области образования я точно никогда работать не хотел, и если бы меня спросили лет десять назад, я бы рассмеялся в лицо и сказал: «Вы что?». Но тем не менее я пришёл работать в образование — конечно, в особое. СКОЛКОВО не средняя школа и не университет — это вообще конструкция, которая возникла всего 15 лет назад, там нет скелета в шкафу. Есть, как и везде, проблемы, но это фундаментально иное учреждение совершенно нового типа и эпохи.

Я не участвую в борьбе за власть, но думаю, что участвую в борьбе за умы людей, потому что хочу жить в более комфортной стране. К этому можно подходить по-разному. Я работал в парламенте, в правительстве и тоже пытался (как сейчас понимаю) влиять на ситуацию через нормотворческую, правоприменительную деятельность. А вот сейчас я работаю в сфере образования для взрослых и понимаю, что, может быть, через образование это самый короткий и верный путь. То есть не просто меняя законодательство, а меняя людей. Это даёт гораздо более долгоиграющие, системные результаты.
Чёрные полосы и образование
Чёрные полосы часто имеют внешнее происхождение, и если это стихийное бедствие или какое-то биологическое явление, мы не можем их избежать. Образование может помочь нам по-разному пережить эту ситуацию, быть более готовым — в этом его ценность. Кстати, не любое образование. Вы можете быть блестящим специалистом в какой-то технической дисциплине или узкой специальной индустрии, но у вас не будет навыка общения с людьми, и это помешает вам, вы не сможете выстроить отношения, которые могут ухудшиться из-за внешних обстоятельств. Так что просто абстрактное образование — не панацея, чтобы легко выходить из любого кризиса, любой ситуации.
Оптимизм — это не отрицание проблемы, а готовность работать с ней, при этом не считая неудачей.
Оптимизм после 1991
Оптимизм — это не отрицание проблемы, а готовность работать с ней, при этом не считая неудачей. У меня был момент, который потом повторялся, но уже не так драматично. Конец 1991 года, начало кризиса, распад СССР, но сначала лично у меня всё было хорошо: в начале августа меня назначили министром российского правительства, я к тому же был народным депутатом СССР. Однако к ноябрю правительство Силаева, в котором я начал свою карьеру, распустили, меня уволили, в декабре закончил своё существование Советский Союз и Съезд народных депутатов вместе с ним, а у меня началась чёрная полоса. У моей семьи не стало источников существования, квартиру, которую мы снимали, требовали освободить, в общем, всё было плохо. И всё это налагалось на мой синдром отличника. Я перекрестился, когда дела начали улучшаться, а потом понял, что, в принципе, это тоже часть жизни — не какая-то страница, которую надо быстрей перелистнуть и забыть, а которую надо нормально прожить, сделать выводы, почувствовать, что есть сладкая сторона, есть горькая, и сладкая без горькой тоже не такая сладкая — не с чем сравнивать.
project-image
Шаг в направлении бессмертия
То что человек смертен, причём смертен внезапно, как говорил Булгаков, заставляет каждый раз задумываться, когда ты хочешь за что-то браться, когда тебе нравятся какие-то вещи. Ощущение бренности и преходящего удерживает тебя от некоторых шагов. И, на мой взгляд, это хорошо.

Вообще, психологические основания для того, что человек берётся за долгоиграющие вещи, которые в идеале должны его пережить, это как раз попытка двинуться в сторону бессмертия. Человек, конечно, смертен, но если я построю храм, создам компанию, которая переживёт меня, то это шаг в направлении бессмертия. И во многом людьми в таких начинаниях движет желание обессмертить себя.
Закон Ома vs эмпатия
Не знаю как вас, нас не учили правильно устанавливать отношения. Мы не слышали, что такое эмпатия. Вообще, мне кажется странным, что наши отцы — создатели образования — считали, что научить, к примеру, закону Ома важно, его нельзя познать самостоятельно, а вот научиться выстраивать отношения и понимать, что такое эмпатия, самостоятельно можно, и можно вообще об этом не говорить во время учёбы. Мне кажется, что закон Ома гораздо проще, чем эмпатия.

Вы должны понимать, что перед вами живой человек, что если хотите от него производственной взаимности, чтобы он делал то, о чём вы просите, нужно подумать и о том, как он относится к вам, к задаче, к организации. Если относится плохо, то, скорее всего, он плохо или вообще не будет заниматься вашей задачей. А у нас советская управленческая школа исходила из того, что есть приказ, вам сказали — двигайтесь. Мы все были немножко военными. Это признак прошлой эпохи, в которой ещё многие до сих пор живут: неважно, что думают люди, важно, что они строем идут и делают то, что им говорят.

С эмпатией тесно связан и эмоциональный интеллект. Если говорить по-простому, это способность распознавать свои эмоции и эмоции собеседника. Вот если вы сидите, или стоите, или бежите, и ваше настроение меняется, то вы должны довольно просто объяснить себе, что с вами происходит. Типичная реакция человека, который этого не замечает, — либо игнорировать: ну и что, что меняется, я же солдат, я вот двигаюсь; или обманывать себя: нет, я не злюсь на этого человека (хотя я знаю, что злюсь), а тому человеку я не завидую (хотя знаю, что завидую). Но злость и зависть плохие качества, мне об этом говорили в школе, поэтому, конечно, нет, я же хороший человек, у меня не может быть таких качеств. Мы обманываем себя и живём с этими чувствами, которые искажают нашу жизнь, и её качество от этого очень сильно страдает.
Мы все были немножко военными. Это признак прошлой эпохи, в которой ещё многие до сих пор живут: неважно, что думают люди, важно, что они строем идут и делают то, что им говорят.
Недоверие стоит дорого
Фундаментальная проблема, которая всем в нашей стране мешает, от мала до велика, от президента до последнего клерка или работника — это отсутствие доверия. Никто никому не верит. И это создаёт большие издержки. Я трачусь на охрану, потому что не верю тем, кто ко мне придёт. Государство тратится на огромное количество проверяющих и полицейских. Недоверие стоит очень-очень дорого.
Как из инфлюенсера превратиться в лидера
Мне недавно понравилась такая фраза: «Чем отличается лидер от начальника? Начальник хочет, чтобы люди выполнили задание, а лидер стремится к тому, чтобы люди захотели выполнить задание». Чувствуете разницу? У лидерства есть миллион определений, но я попытался вычленить несколько качеств, обязательных компонент, которые выделяют практически во всех школах, изучающих лидерство. И, пожалуй, самое первое — наличие целей. Второе — наличие последователей. Лидерство — это процесс, не акт. Выскочить на площадь с шашкой и сказать «я лидер» или совершить какой-то подвиг — это не лидерство.

Инфлюенсер, если у него есть большая цель, он публично о ней говорит, становится лидером. Да, он ведёт блог с сотнями тысяч подписчиков, но в этом блоге он призывает всех делать добро так, как сам его понимает: собирать деньги или ходить в детские дома, хосписы и т. д. И если люди не просто лайки ему ставят, а идут и делают то, о чём он просит, то инфлюенсер превращается таким образом, конечно, в лидера.
Предыдущий герой
Вероника Зонабенд
1
Следующий герой
Ксения Франк
1